Вера Ганзя рассказала о неэффективности государственных программ

Вера Ганзя рассказала о неэффективности государственных программ

Депутат Госдумы от КПРФ Вера Ганзя раскритиковала неэффективные государственные программы на пленарном заседании Госдумы 22 октября.

— Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Завтра очень ответственный для всех нас день, мы будем принимать бюджет на 2020 год и на трёхлетний период, поэтому сегодня, в преддверии, так скажем, бюджета, я хотела бы с позицией нашей фракции остановиться на некоторых моментах.

Прежде всего, хочу сказать, что наша фракция сделала альтернативный анализ бюджета на следующую трёхлетку. И вот основные положения этого анализа можно посмотреть вот в этой газете, газета «Правда», здесь чётко прописано. И лейтмотивом бюджета на следующий год можно сделать название: проект бюджета — это саботаж Посланий президента. Поэтому кому интересно, почитайте, пожалуйста.

Завтра лидер нашей фракции Геннадий Андреевич выступит с оценкой бюджета, а сегодня, в преддверии бюджета я хотела бы более подробно поговорить о государственных программах. На следующий год государственных программ 43, в них 210 подпрограмм, расходы на государственные программы на 2020 год 12 триллионов, на 2021-й — 12,5, на 2020-й — 13,2 триллиона. Хорошие деньги, хорошие расходы, должен быть результат.

Но с повестки дня не сходит практически каждый год вопрос о неэффективности государственных программ. Вот в 2017 году их было треть, а в 2020 году по 15 программам существуют риски недостижения 10 процентов показателей. По 15, по 7 программам 20 процентов показателей не достигнуты цели и 30 процентов показателей по 9 программам тоже будут не достигнуты. Это что у нас получается в таком случае? Нужно разбираться в причинах этого.

Возможно, мы можем сказать, что просто не хватает денег и поэтому у нас такие результаты. Программа есть, например, самолётов нет, программа есть, а образование, у нас всё-таки влачат школы достаточно жалкое существование. И можно приводить множество примеров. Но нет, может быть, речь ещё и о том, как эффективно используются эти деньги? А вот здесь подробнее.

Первая проблема, о которой я хотела бы сказать: программы стали набором расходных обязательств, которые недостаточно закреплены целями, задачами, показателями. Но не все расходы, мои дорогие коллеги, можно уложить в целевые показатели.

Например, давайте посмотрим программу «Научно-технологическое развитие» — 775 миллиардов рублей, из них, послушайте, на текущие расходы высшего образования отнесено 66,4 процента. Зачем? А если взять соотношение с ВВП на научные исследования и разработки в общей сложности у нас получается, 2020-й год — 0,44 процента, в 2021-м — 0,43, в 2022-м — 0,42 от ВВП, даже идёт падение. Так о каком мы технологическом прорыве можем вообще в этой ситуации говорить? А название-то, смотрите, какое эффектное: «Научно-технологическое развитие». На деле получили пшик. И я вам хочу сказать, что такие же проблемы у многих программ.

Другая проблема — показатели. Их очень много и их невозможно просто-напросто все проанализировать. На 2020 год установлено 1500 показателей, в прошлом году было, то есть в текущем, на 8 меньше. Как проанализировать и где взять такую армию чиновников, которые бы всё это проанализировали? Мы третий год говорим правительству: избыточное количество показателей. Бесполезно, ничего не меняется.

Следующий момент, показатели абсолютно абстрактные. В 2018 году, вот например, расходы на реализацию программ увеличились на 9 процентов, а показатели остались прежними. Получается, где деньги? И, в конце концов, жизнь сама по себе, а программы, получается, сами по себе. Так не должно быть.

Напомню, по анализу Счётной палаты средний уровень эффективности программ установлен по 21-й программе, низкий — по 7, а 12 программ вообще не могут быть подвергнуты какому-то анализу, потому что невозможно рассчитать по абстрактным показателям таким эффективность этой программы.

Вот примеры конкретные приведу. Мы же все программы рассмотрели, я могу приводить вам тысячи примеров, ну вот такой, «Программы обеспечения общественного порядка противодействия коррупции».

Индикатор: численность оправданных лиц. Ну как можно, мои дорогие коллеги, заранее просчитать численность оправданных лиц?

И ещё один. Количество неразысканных без вести пропавших граждан. Господи, да мы не знаем, сколько граждан без вести пропадут вообще, а тут мы должны ещё количество неразысканных без вести пропавших по программе этой учитывать.

Значит, смотрите, есть программа, например «Охрана окружающей среды», вот здесь, вообще, индикатор, вообще, интересный — доля видов млекопитающих, занесенных в Красную книгу и обитающих на особо охраняемых территориях в общем количестве видов, занесенных в Красную книгу.

Ну понимаете, не могу сказать, как говорят мои ученики: ну обалдеть от вот такого показателя просто можно. Потому что вот, кто поедет, мои дорогие, считать этих млекопитающих, ведь это же индикатор и мы вот эти вот программы принимаем, и принимаем, и принимаем. Для чего мы это делаем?

Вот «Юстиция» программа — обеспечение законности при производстве дознания по уголовным делам. А что у нас незаконных вот этих вот позиций много, что мы вот это пишем по законности, это вообще как понимать, скажите мне, пожалуйста?

Далее. Я хочу сказать вот что. Не все министерства могут свою всю деятельность уложить в это «прокрустово ложе» программ, не все, поэтому их должно быть меньше, 10-15 программ оставить, а все остальные финансироваться, всё остальное, должно по сметам, иначе мы выглядим просто смешно, вот реализуя вот такого рода программы.

Не могу не сказать о софинансировании, потому что софинансирование зачастую не может быть федеральное достаточным, чтобы эти программы реализовывались. Есть деньги у муниципалитетов, значит, есть программа, нет денег, ну и бог с ними, если люди в этом муниципальном образовании на дорогах тонут в грязи, понимаете, то есть это тоже не подход. И я считаю, что, если муниципальный бюджет дотационный, чего таскать деньги из одного бюджета в другой, дайте им все 100 процентов и они выполнят всю эту программу.

Следующий момент. Вот есть программа «Обеспечение комфортным доступным жильем», есть там нацпроект «Комфортная городская среда» — благоустройство дворов. Программа хорошая, только какое отношение имеет федеральный уровень к благоустройству двора, это дело муниципалитетов, в таком случае давайте мы на себя возьмем уборку подъездов уже тогда. А вот другой значимой программы — строительство метро, к сожалению, нет, а муниципалитеты с ней не справятся.

Вот на комитете заместитель министра транспорта заявил: правительство пересмотрело приоритеты и на метро поставило жирный крест. Сегодня метро есть в Питере, в Петрограде… простите, в Петербурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Екатеринбурге, Самаре, Казани. Во всех городах, кроме Казани, оно было построено в советское время.

Самый лучший вид транспорта, готовые площадки есть или начало уже строительства есть, Челябинск, Красноярск, Омск, Пермь, Ростов, Уфа. Коллеги, я от этих регионов посчитала депутатов, более 120 человек, так неужели мы все вместе, несмотря на фракционную принадлежность, не сможем заставить правительство принять нужное для нашего населения, наших горожан решение? Я думаю, сможем мы это сделать.

Метро, по словам заместителя министра Алафинова, окупает свою работу только в Москве, а в остальных городах нет. Но я имею все основания с этой трибуны уличить заместителя министра в некомпетентности. Почему? Потому что в Новосибирске ни одной копейки не выделяется из бюджета на метро. Оно себя окупает, стоимость проезда 22 рубля. В 2016 году перевезено 79 миллионов пассажиров, в 2017-м — 80, в 2018-м — 83*. Каждый год метрополитен наш сам ремонтирует, значит, и рельсы, и вагоны, ни копейки, кроме тех средств, которые идут на возмещение дотационным гражданам. Гражданам, а не метро.

В Москве проходят испытания беспилотных технологий, а в регионах заморозили строительство. А ведь мы с вами, дорогие коллеги, постоянно говорим о том, что качество жизни должно быть одинаково высоким как для жителей столицы, так и для жителей российской глубинки. Поэтому я, мои дорогие коллеги, предлагаю объединить все наши усилия по этому вопросу, кто заинтересован в создании государственной программы строительства метро и на базе нашего комитета по транспорту создать такою инициативную межфракционную группу. Проблему эту надо решать, особенно там, где начали и не закончили.

Завершаю результатом. Вообще государственная программа — это система мероприятий, обеспечивающих достижение приоритетов целей. А мы можем посмотреть любую программу. Давайте «Комплексное развитие села» возьмём, что там сделали? Просто-напросто из других программ вытащили часть мероприятий, запихали в программу «Комплексное развитие…»

И когда я на комитете задала вопрос, а не получится ли так, что отчитаются за эту «Комплексную программу развития села» все, здравоохранение, образование и другие отрасли, и мы получим результатов в несколько раз больше, чем он есть на самом деле. Потому что за одно и то же мероприятие может отчитаться несколько министерств.

Вот можно доверять таким программам? Я думаю, что правительству и в первую очередь нам с вами нужно решать эту проблему. И всё-таки государственные программы не должны быть в таком количестве, и они должны быть эффективными.

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме

Похожие записи
24 мая 2024
24 мая –  День славянской письменности и культуры
23 мая 2024
Что происходит с ценами на яйца сегодня?
23 мая 2024
Ветеран СВО вступил в ряды КПРФ
23 мая 2024
Контроль за ремонтом дорог в Томске
22 мая 2024
Г.А. Зюганов: «В направлении социализма мы продвинулись на несколько шагов»
20 мая 2024
Труд сплачивает
20 мая 2024
День пионерии отметили в Томской области
17 мая 2024
На защите трудящихся: Фракция КПРФ в Госдуме представила новый Трудовой кодекс
Интернет-приемная
Если вы хотите быть в курсе важных событий реготделения, обратиться за помощью к депутату КПРФ или вступить в партию, заполните соответствующую форму ниже:
  • Подписаться на новости
  • Обратиться к депутату
  • Вступить в КПРФ