Рустем Вахитов: «Бессмертна истина»

14 мая 2019 17.20

Рустем Вахитов: «Бессмертна истина»

1.

9 мая по всем каналам телевидения шли передачи о войне.

И какой канал ни включишь, дикторы и ведущие задушевными голосами втолковывали телезрителям немудреную мысль: якобы не за Сталина и не за Советскую власть воевал солдат Победы, а за свою деревеньку, за свой домик и дворик, за свою жену, за своих детишек. Фактически это стало официальной идеологией современной России. Нам внушают, что Советская власть, особенно в сталинский ее период, была «людоедским режимом», что она «уничтожила русскую деревню», сделала крестьян «колхозными рабами», извела «лучших представителей интеллигенции», морила голодом народ, бросала в тюрьмы и лагеря невинных людей… Простые русские, советские люди якобы втайне ненавидели эту власть, желали ее падения, но, увидев, какие зверства творят гитлеровские войска, пришедшие на нашу землю, они взялись за оружие и вышли на защиту Родины. Не потому, дескать, что они так хотели продолжения правления Сталина и большевиков, а потому, что, как уже было сказано, хотели сохранения независимости страны, сохранения самих ее народов, своих родных и близких… Конечно, они не могли этого сделать, не сохранив при этом и не продлив «режим Сталина» – продолжают наши «витии». Но люди надеялись, что это им зачтется, что режим после войны станет помягче, что они еще вкусят сытой и свободной жизни. Однако руководство на это, дескать, ответило черной неблагодарностью… 
Такую схему внушает нам современная российская пропаганда. Об этом говорят и высшие лица государства. В год 65-летия Великой Победы Дмитрий Медведев заявил в своем интервью: «Есть абсолютно очевидные вещи – Великую Отечественную войну выиграл наш народ, не Сталин и даже не военачальники…» Не менее красноречивы и сами действия власти: в этом году было не рекомендовано нести в колоннах «Бессмертного полка» портреты Генералиссимуса Сталина, который был вообще-то в годы войны Верховным Главнокомандующим победоносной армии! При этом людей с портретами Сталина, ссылаясь на устав общественной организации «Бессмертный полк», выводили из колонн представители российской полиции!

После этого стоит ли удивляться эскападам наших либеральных интеллигентов вроде той, что мы услышали от Дмитрия Быкова в начале этого года. Напомню, что он заявил тогда, что если бы не пещерные антисемитизм и русофобия Гитлера, немецкие оккупанты имели бы гораздо более массовую поддержку со стороны измученных «красным тоталитаризмом» советских людей. Проводники официальной идеологической линии с федеральных каналов и из проправительственных газет набросились тогда на Быкова, изображая праведный гнев: мол, как посмел «мерзкий либерал» осквернить память о Победе? А ведь Быков не сказал ничего такого, чего не говорят те же журналисты в дежурных передачах к 9 Мая или 22 июня. Более того, Быков не сказал ничего такого, чего не говорят высшие чиновники…

2.

Левые патриоты, отвечая на эту пропагандистскую развесистую клюкву, любят ловить своих оппонентов на неточностях, искажении фактов и прямой лжи. Они указывают, что число репрессированных при Сталине сильно преувеличено, что далеко не все из них были невинными жертвами (хотя, конечно, случалось всякое), что переход от общины с ее чересполосицей к колхозам, где можно было применять машины, спас страну от голода в годы войны…

Но при этом мы упускаем из виду самое главное. Наши либералы и антисоветчики – что из среды власть имущих, что из среды оппозиции, рассуждая о настроениях и убеждениях людей 30-х, видимо, судят по себе. Они не желают разбираться в исторических тонкостях и деталях, а просто – сознательно ли, бессознательно ли – переносят знакомые им современные реалии на прошлое. Потому люди 30-х годов и выглядят у них, как современные интеллигенты, начитавшиеся романов типа «Архипелаг ГУЛАГ» и Ханны Арендт, а Сталин изображается ими как «главарь бандитов» из сериала о 90-х…

В реальности все, конечно, было иначе. Были ли все люди 30-х убежденными сталинистами? Многие, особенно молодые, выросшие уже при Сталине, были. Но было немало тех, кто относился к Сталину критически и скорее принимал его как меньшее зло по сравнению с его оппонентами из левой и правой оппозиции. Такова была, например, точка зрения философа Лифшица – искреннего марксиста и ленинца, оставившего в своих дневниках нелицеприятные отзывы о «линии Сосо» (как он назвал там вождя), но считавшего, что это – трагический отрезок исторического пути, который нужно пройти в силу некоей неизбежной социальной закономерности. Наконец, были ведь в СССР и троцкисты (историки подтвердят, что даже в ГУЛАГе были троцкистские подпольные парторганизации). Они откровенно ненавидели Сталина, видели в нем предателя революционных идеалов, конечно, как они их понимали (одна из книг Троцкого так и называлась «Преданная революция»). Люди 30-х годов XX века имели не менее разношерстные мнения, чем наши современники, и изображать их стадом баранов, тупо повторяющих идеологемы, антиисторично и абсурдно.

Но одно мы можем утверждать твердо: подавляющее большинство граждан СССР 30-х и 40-х годов были твердыми сторонниками Советской власти. Антисоветчики, которые примеривают свое мировоззрение на людей того времени, либо наивно заблуждаются, либо прямо лгут. Сторонниками Советской власти были и сталинцы, и бухаринцы, и зиновьевцы, и даже троцкисты. Сторонниками Советской власти были и крестьяне-бедняки, выступавшие за колхозы, и крестьяне-кулаки, которые с обрезами подкарауливали в темноте колхозных активистов. Кулаки ведь тоже не хотели, чтоб вернулись помещики, отменили Декрет о земле и забрали обратно земли, которые достались крестьянам, в том числе и кулакам, во время «черного передела» 17-го. 

Более того, даже многие бывшие, остатки старорежимной интеллигенции, бюрократии, военных, духовенства, не будучи людьми антикоммунистических, монархических, религиозных убеждений, более или менее искренне принимали Советскую власть как выбор народа, как историческую данность. Бывшие царские генералы вроде Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича служили в Красной армии, преподавали в военных академиях. Ученые из бывших имперских университетов вроде Владимира Ивановича Вернадского трудились на ниве советской науки и образования. Представители духовенства вроде местоблюстителя (позже – патриарха) Сергия (Старогородского), признав Советский Союз как свою гражданскую Родину, а революцию – как Промысел Божий, молились за Сталина и Калинина. Все они были связаны с Советской властью множеством связей. И если бы из-за границы вернулись антикоммунисты-белые – одни или с иностранными интервентами, то, без сомнения, с владыкой Сергием или профессором Вернадским и с подобными им тысячами советских подданных они расправились бы с куда большей жестокостью, чем с большевиками. Как известно, в годы Гражданской войны белые с особой злобой убивали именно офицеров, перешедших на противоположную сторону и служивших в Красной армии в качестве военспецов. 

Философ Лосев, бывший противником марксизма, сторонником монархии и клерикализма, отсидевший за свои взгляды в лагере, был вынужден признать, что за Советскую власть в 20-е–30-е и 40-е годы был практически весь народ. Он писал: «Почему Советская власть… может держать в повиновении всю страну, и почему несколько десятков активных коммунистов и сейчас управляет полуторастамиллионным населением? Конечно, не потому, что на стороне этих нескольких десятков людей полнота физической силы. Наоборот, полнота физической силы у полутораста миллионов, а не у нескольких десятков. Но потому это происходит, что народ сам вполне достоин этого правительства и сам вполне доволен или, во всяком случае, не настолько недоволен, чтобы взять в руки оружие…»

Вот ответ нашим сегодняшним либералам-антисоветчикам, фальшиво вздыхающим в каждую годовщину победы, что советский солдат воевал не за Советскую власть, а за свою хату и за своих жену и детишек. Это, может, сегодняшний чиновник-хапуга хату и жену с детьми ставит превыше всего, а люди 30-х и 40-х были не таковы. Свои семьи они, конечно, любили, но считали, что социальный идеал – не менее, а может, и более важен. В 1941–1945 годах под ружье встали в основной массе те крестьяне, которые в 1917 году палили помещичьи именья, которые с восторгом по декрету Ленина делили помещичью землю, которые и колхоз никаким рабством не считали (при всех сложностях в период становления колхозов), потому что помнили по своему опыту: настоящее рабство – у помещиков в качестве временнообязанных и батраков, а по рассказам отцов знали и о крепостном праве.
Немцы, кстати, очень хорошо это понимали. После начала интервенции 1941 года в немецкие органы власти обращались тысячи русских белоэмигрантов, которые хотели служить в вермахте либо помогать оккупантам в качестве добровольных помощников, так называемых hiwi. Принято на службу было лишь незначительное их меньшинство. Гитлер лично распорядился брать как можно меньше русских эмигрантов – чтобы у советских людей на оккупированных территориях не сложилось мнение, что с немцами возвращается старая власть, дореволюционные помещики и капиталисты. Гитлер понимал, как велика ненависть у советских людей к старой власти, как велика их любовь и благодарность к революции, к Советской власти. Даже предателю Власову и его приспешникам немцы посоветовали не критиковать Советскую власть, а представлять дело так, что Сталин якобы предал идеалы революции, а Власов и его РОА… продолжают дело революции 1917-го (?!). В манифесте власовского КОНРа были такие слова: «В революции 1917 года народы, населявшие Русскую империю, искали осуществления своих стремлений к справедливости, общему благу и национальной свободе. Они восстали против отжившего царского строя, который не хотел да и не мог уничтожить причины, порождавшие социальную несправедливость, остатки крепостничества, экономической и культурной отсталости». Немцы разъяснили Власову и его подельникам, что не стоит нападать на революцию и социалистические идеалы, чтоб не оттолкнуть от себя советских людей. Нужно только попытаться оторвать в их умах Советскую революционную власть от Сталина, представить Сталина… как ставленника англо-американского капитала (!). Да-да, не удивляйтесь! Именно таков был один из главных тезисов немецкой и власовской пропаганды! 

Немцы и Власов стремились обманом влезть в души советских людей и под восхваления революции лишить их завоеваний революции да и самой независимости и свободы, а то и жизней. Но по крайней мере они понимали, что все советские солдаты и офицеры, весь советский народ воюют за Советскую власть и что подавляющее большинство советских людей так или иначе отождествляют Советскую власть и Сталина… Потому что это был исторический факт, очевидный для людей того времени, но старательно замалчиваемый современными антисоветчиками, которые пытаются вместо него внедрить в сознание современных россиян мысль о том, что большинство воевало тогда… лишь за себя… Причем истинные мотивы этих антисоветчиков понятны, хоть они их и скрывают. Не могут же они прямо сказать, что ненавидят идеалы солдат Победы и сделали всё, чтоб сокрушить социальное устройство, за которое проливали кровь наши отцы, деды и прадеды, восстановить капитализм, который герои Великой Отечественной так ненавидели и стремились отогнать подальше от пределов нашей Родины… 

3.

Вывод отсюда напрашивается сам собой. Если ты, дорогой читатель, действительно чтишь память своего отца, деда и прадеда, победившего фашизм, помни: пройтись по улице с его фотографией 9 мая мало. Не для этого твой славный предок рисковал своей жизнью, а может, и положил ее в те сороковые, грозовые. Рисковал он ею и положил он ее, чтобы заводы и фабрики принадлежали народу, а не иностранцам и их местным прихвостням. Чтобы детишки бедняков могли поступать в университеты, а наши старики бесплатно лечились бы в больницах и поликлиниках. Чтобы не было господ и холопов, а все люди огромной Страны Советов были бы товарищами, вместе делающими жизнь еще лучше в Союзе республик трудящихся. И если бы могли герои той войны сегодня встать из могил, и спросили бы мы их: что для них важнее – чтобы мы с их фотографиями по улицам прошлись или чтобы был социализм, то ясно, что они бы ответили – чтобы был социализм. Конечно, они воевали за свою Родину и за Россию, но не за Россию под дореволюционным трехцветным флагом (под ним воевали их враги – пособники гитлеровцев – власовцы), а за Россию под красным флагом, за социалистическое Отечество и социалистическую сталинскую большевистскую Россию. 

И лучшим способом почтить память этих героев, убежден, будет пойти в 2021 году на парламентские, а в 2024-м – на президентские выборы и отдать свой голос не за антисоветчиков из власти и прозападной оппозиции – открытых ставленников капиталистов-олигархов или фальшивых борцов с олигархией, ставящих своих друзей во главе корпораций, а за возрождение советского мира, за возрождение социализма. И тогда наши мертвые герои будут спокойны. 


Рустем Вахитов,
«Советская Россия»


14 мая 2019 17.20

Новости   

 Архив новостей