Лев Пичурин: Вокруг кнопки «ЗА» и «ПРОТИВ»

24 июля 2018 17.07

Лев Пичурин: Вокруг кнопки «ЗА» и «ПРОТИВ»

– Лев Федорович, вы будете выступать?
– Намерен, но вы-то почему спрашиваете?
– Мы хотим показать вас на трибуне!
– Показать по ТВ? Запись моего выступления не пропустят!

Конечно, я оказался прав. Знакомые ребята из одной из наших ТВ-программ взяли у меня интервью, но, разумеется, его не показали. Другая программа записала выступление, но в эфире из него оставили два слова: «выступил против». Мало того. Обычно ход собрания Думы транслируется на город и область. На этот раз обошлись без трансляции, что-то поломалось. Информация в газетах тоже свелась к цифрам: 24 – «за», 8 – «против», решение принято. К 12 июля, дню нашего собрания, проект федерального закона №489167-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий» (в части повышения нормативного пенсионного возраста) решили законодательные собрания 61 субъекта Федерации. В то же время из разных источников известно о массовых митингах против этой реформы, о сборе подписей, короче говоря, о том, что не менее 80, а то и 90 процентов граждан России не согласны с новыми замыслами правительства.
Есть о чем поразмышлять, есть необходимость привести аргументы, начав, пожалуй, с принципиальных моментов. 

***

Ещё в 17 веке Шарль де Монтескье  высказал неплохую для своего времени идею разделения властей. В начале 20 века народ России выдвинул неплохой для ХХ века лозунг «Вся власть Советам!». Именно в с я, а не по отдельности – такая, сякая и этакая. Монтескье был, несомненно, умным человеком, что едва ли можно сказать о его современных российских последователях. А июль 2018 года отчетливо показал, что болтовня о разделении властей есть пустословие. Никакого разделения у нас нет, законодательная ветвь декоративна, судебная где-то спрятана, а реальная принадлежит правительству и президенту. Ну и пусть? 
Народ избрал законодательные органы. Но сегодня совершенно очевидно, что народ – сам по себе, депутаты – сами по себе. Вдумайтесь! Вот уже несколько месяцев народ выступает против реформы, которая касается жизни каждого гражданина. А избранная им «народная «власть» выступает за реформу, т.е. в данном случае избранники выступают против своих избирателей! Вы, властители, не видите в таком противостоянии опасности не только для себя, но и для страны? Правды ради замечу, что среди тех, кто нажал кнопку «за», у нас было немало людей (я разговаривал с ними), голосовавших вопреки своим убеждениям, но – куда денешься! – в соответствии с волей партийного начальства.
Не менее важная сторона дела. Как всякий нормальный законник, перед голосованием по принципиальному вопросу я обратился к главному документу страны – Конституции. Нет, я не стану сейчас повторять вслед за многими, что происходящее противоречит ряду ее статей. Но почти никто не обратил внимания на внутреннее противоречие, своеобразную недосказанность ст. 39, начинающейся словами: «Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом». Прекрасно сказано! Только где сами гарантии? Поясню ссылкой на текст ст. 43 Конституции СССР, в ней на этот вопрос тут же дан четкий ответ: «Это право гарантируется выплатой за счет государства и колхозов пенсий по возрасту». За счет государства и колхозов! Прямо скажем, выплаты были маленькими, особенно в колхозах. (Здесь не идет речь об общественных фондах, которые использовались для крестьянства так же, как и для горожан.) Но гаранты – надежные, это вам не Пенсионный фонд с его очень красивыми новыми зданиями и сомнительными источниками: кто не знает, как умело уклоняются от соответствующих взносов те, кто обязан их делать?! Короче говоря, сама идея источника пенсий, заложенная Конституцией 1993 года, порочна. 
Нельзя не прочитать еще раз и ст. 37, статью о труде – ведь если ты не уходишь на пенсию, то изволь трудиться, других источников существования, вообще говоря, не существует. Итак, 37-3: «Каждый имеет право на труд». Тоже хорошо, но тоже нет ни слова о гарантиях. Тоже сравню с соответствующей ст. 40 Конституции СССР («Брежневской») или даже со ст. 118 («Сталинской»): «Право на труд обеспечивается социалистической организацией народного хозяйства, неуклонным ростом производительных сил советского общества, устранением возможности хозяйственных кризисов и ликвидацией безработицы». Сказано несколько пафосно, но понятно. Ясно, что без работы не останешься. Где будут работать миллионы пятидесяти-, шестидесятилетних мужчин и особенно женщин, которым отодвинут выход на пенсию, если реформа будет принята? Короче говоря, само изложение идеи права на труд в Конституции 1993 года порочно.

***

Маленькое отступление. В Кабуле я был дружен с афганскими математиками. О чем только мы с ними не говорили за стаканом чая в паузах между работой над учебниками и методическими пособиями! Но они упорно не хотели верить, что за пользование полученной мною бесплатной трехкомнатной квартирой я плачу в месяц чуть меньше, чем за две бутылки водки. И, во-вторых, они упорно не хотели верить, что в СССР нет безработицы. «Как это? Во всем мире есть, а у вас – нет?» Ссылка на Конституцию не помогала. Зайти бы мне сегодня в Вазарат таалим ва тарбия, министерство обучения и воспитания, где служил советником около сорока лет назад... 

***

...В Думе я начал выступление с напоминания о том, что треть наших депутатов и губернатор получают пенсию по старому закону, хорошо, что законы не имеют обратной силы и всем нам реформа ничем не грозит.
Главное, конечно, в ином. Задумайтесь о прогрессе человечества. Сравните сегодняшний уровень жизни обыкновенного человека с тем, что было в XX-м, не говоря уж о XIX веке. Быт, питание, транспорт, связь, образование, культура – как все ушло вперед! Ведь если человечество не сойдет с ума и не бросит себя в очередную мировую войну, то оно – при всех экологических и прочих безобразиях – сможет жить по-настоящему счастливо. Несомненный факт – рост продолжительности жизни, и не просто жизни как существования, а жизни интересной, активной. Значительная часть мужчин и в 60, и 70 лет остаются и физически и творчески активными, они могут и должны трудиться. Labor est etiam ipse voluptas! – труд и сам по себе есть радость, это еще латиняне сказали. А современная ухоженная женщина в 50–60 лет не только активна в труде, она еще и остается привлекательной (у наших депутатов-женщин, включая спикера О.В. Козловскую, да и у мужчин это место моего выступления вызвало положительные эмоции).
Итак, логика развития человечества ведет к естественному увеличению пенсионного возраста, в этом смысле реформы необходимы и неизбежны. Но дальше начинается то, что в народе называют «ставить телегу впереди лошади».

***

Чуть-чуть статистики. Реформаторы говорят о нашем отставании. «Вот, во всем мире уже давно...» Ну не совсем во всем, и не так уж давно, но действительно в Японии возраст выхода на пенсию и для мужчин, и для женщин – 70 лет, в Дании, Норвегии, Германии – 67, в Чехии – 62. А у нас 60 для мужчин и 55 для женщин. Действительно, отстаем. 
Но зато у нас средняя пенсия примерно менее 200 евро, в Дании – 2800, Норвегии – 2100, Германии – 1270, Чехии – 420. Многократное различие! Это как – отставание или достижения прогресса? Пенсии обеспечивают нашим старикам заслуженный отдых или выживание? Миша, мой ровесник и старый приятель, военный музыкант, инженер-полиграфист, волею судеб живет на пенсию там, «за бугром». Никаких доходов и капиталов у советского эмигранта нет. Но за последние годы они вместе с женой объездили полмира, побывали в лучших парках и музеях Италии, Испании, Франции, Германии. По-российски у меня вполне приличная пенсия, но я о таком и не мечтаю – надо же внукам с их университетским образованием помочь! 
Любопытно сравнить и зарплаты. В Томской области средняя зарплата довольно высока – она почти достигла 500 евро в месяц (я оставляю в стороне шуточки о средней температуре в больнице и о других парадоксах понятия «среднее»). Ну а в Германии 2200 евро, в четыре с лишним раза больше, чем у нас. Чехи отстают – у них порядка тысячи евро, всего-то в два раза больше, чем у нас. У японцев средняя зашкаливает за три тысячи. 
Как с полной отдачей трудятся японцы, я видел сам, будучи на верфи знаменитой фирмы «Мицубиси» и на заводе «Хонда». Видел, и как красиво работают люди на чешском труболитейном заводе в Моравии. Недалеко от Берлина видел удивительно аккуратных и добросовестных немецких землепашцев. Честно скажу: многому нам надо учиться, хотя трудом некоторых наших строителей, лесорубов, нефтяников, рыбаков, животноводов тоже можно любоваться. Но не работает же один японец за шестерых русских, да и чех за двоих наших или немец за четверых! Вот что нам надо исправлять, вот где нужны реформы. Тогда и пенсионеру можно будет платить не в 10–15 раз меньше, чем в большинстве стран мира.

***

Страшное явление, особая сторона антинаучной организации труда в России – теневая экономика, в которой занято до 20 процентов экономически активного населения. Выплата части зарплаты «втемную» болезненно сказывается не только на пополнении Пенсионного фонда, но и на объеме самих будущих пенсий. Называют разные цифры, но за минувший год Россия вышла по показателю теневой экономики на четвертое место в мире, вслед за Украиной, Нигерией и Азербайджаном, обогнав по этому показателю Шри-Ланку. Это вместе с офшорами, засильем иностранного капитала и мощью олигархата – одна из причин совершенно недопустимого в нормально развивающейся стране социального расслоения общества. Здесь, а не в раннем выходе на пенсию угроза обществу.

***

Когда власть в стране сумеет преодолеть безработицу, справится с теневым бизнесом, обеспечит удовлетворительный уровень оплаты труда работающим и достойное содержание пенсионерам, когда в стране не будет вопиющего расслоения народа, тогда можно будет подумать о месте телеги и роли лошади, тогда я с удовольствием нажму кнопку «за». Но уверен, что при нынешнем правительстве, да и при всей современной полубандитской системе дикого капитализма этого дня я не дождусь. И сегодня голосую «против».

***

...Обычно с собрания Думы я возвращаюсь домой на троллейбусе. Люблю этот транспорт по многим причинам, одна из которых – радостно улыбающиеся мне кондукторы, многие из которых хорошо и давно меня знают. Пассажиров обычно немного, я успеваю отвести душу в разговорах с этими приветливыми женщинами. Последнее время тема одна – пенсионная реформа. И содержание одно – тревога. Не знаю, спрашивать неловко, сколько лет моей сегодняшней попутчице-собеседнице, думаю, как раз «тот самый возраст». Могут уволить – город заполонили маршрутки, ТТУ не покупает новых троллейбусов, старые выходят из строя. Но ведь никуда не примут! Как жить? Дожидаться своего пенсионного возраста? А есть-пить надо? За квартиру платить? А лекарства? «Ну не надо нам этой реформы, совсем пропадем». Пытаюсь успокоить – ведь переход к новым срокам будет постепенным, для нее, вероятно, обойдется. В общем-то, обманываю. Стыдно. Неужели народ настолько безвластен, неужели я, депутат, ничем не смогу ей помочь? Неужели там, наверху, столько глухих? 


Лев ПИЧУРИН,

"Советская Россия"


24 июля 2018 17.07