Дан приказ копить на старость

27 ноября 2017 13.03

Дан приказ копить на старость

Пенсия россиян «худеет» на глазах. Уменьшается ее отношение к средней зарплате, к прожиточному минимуму. Ждать перемен к лучшему не приходится –Минэкономразвития предупредило: пенсия начнет расти с 2035 года.

Это оптимистический прогноз. Более негативный – к этому времени пенсии вообще могут исчезнуть. Нуждающиеся ветераны будут получать государственные пособия. Это вполне возможный, и не худший вариант, считает ректор Академии народного хозяйства и государственной службы Владимир Мау. Немного статистики. Отношение средней пенсии к средней зарплате снизится с 34,7 процента (2016 год) до 32,2 в 2019-м. Конвенция МОТ, Международная Организация Труда, принятая еще в 1952 году, рекомендует, что оно – так называемый коэффициент замещения – должно быть не менее 40 процентов. По оценке Алексея Кудрина, в 2025 году этот показатель снизится до 28 процентов. Это впрочем, не критично.  Россия не присоединилась к Конвенции МОТ и придумала свой социальный барометр – прожиточный минимум: ПМ для всех и ПМП для пенсионеров. В этом году он около 9 тысяч рублей. Так что всегда легко отчитаться: с 2005 года пенсия по старости обгоняет ПМП. Правда, ее отношение к минимуму за три года снизится с 1.61 до 1.42. Такой курс прописан в бюджете Пенсионного фонда России на 2017-2019 годы. За это время номинальный размер пенсии увеличится на 11,3 процента (до 14 008 рублей), а инфляция – на 14,7. В прежних документах программа развития пенсионной системы (2012г.) «Основных направлениях деятельности правительства» (2013г.) планировалось довести среднее ветеранское довольствие к 2019 году до 2,5-3 –х прожиточных минимумов. Позже этот показатель исчез из официальных бумаг, но недавно вновь появился. Таргет (цель) 2,5-3 ПМП перенесен на 2030 год.

В очередном международном рейтинге Россия оказалась на 40-м месте из 43 стран, опередив лишь Бразилию, Индию, Грецию. Заместитель руководителя фракции ЛДПР, председатель Комитета Государственной Думы по труду, социальный политике и делам ветеранов Ярослав Нилов в принципе согласился с выводами «Глобального пенсионного индекса».

– Не знаю насколько точно распределяли в рейтинге места, но, к сожалению, положение наших ветеранов безрадостно и не будем на зеркало пенять».

Социологические опросы россиян тоже малоутешительны. Их страшит неизвестность- непрерывная чехарда с пенсиями и пенсионной системой.  За четверть века Россия пережила шесть пенсионных реформ.  Многократно менялись размеры страховых взносов, механизмы их сбора. Только-только заработала в 2015 году балльная формула, закрепленная тремя новыми   законами. И сразу же, в мае 2016 года министр финансов Антон Силуанов заявил о неизбежной ее перестройке. Его заместитель Алексей Моисеев вскоре   рассказал, как министерство вместе с Центральным банком, специалистами МВФ и Всемирного банка разрабатывают новую модель пенсионного обеспечения. Процесс, как    повторял родоначальник наших перестроек   Михаил Горбачев, пошел. И пошел с курьерской скоростью. За образец, по словам Моисеева, взяты системы Австралии и Новой Зеландии.  Переориентация с родного континента на далекий неведомый - свидетельство бесплодности партнерства с ближними соседями. Новых партнеров как нельзя кстати предложили международные финансовые гиганты- МВФ и ВБ, очарованные удачной, на их взгляд, заменой страховой системы на накопительную.

Цель грядущей пенсионной   реформы по сценарию Минфина и Центробанка – сформировать в России альтернативную, или скромнее -  вторую, пенсию через систему индивидуального пенсионного капитала.

Бюджет не может обеспечить   части наших граждан ту пенсию, которую   они хотели бы иметь. Получаемые ими средства позволяют только что называется выживать.  Но у россиян есть еще ресурсы, которые они могут вложить в будущее.  Уникальность нашей пенсионной ИПК в том, что   вашими деньгами будут заниматься профессионалы.

История с географией.

Валентин Катасонов сопредседатель экономического клуба имени Шарапова, доктор экономических наук, жестко подметил - эта «уникальность» с бородой- ей за двести лет.

– В Англии в начале ХIХ века в разгар промышленной революции появилась большая армия наемных рабочих. Банки придумали как можно снять с них свою прибыль и предложили   отчислять часть зарплаты на специальный счет. Его владелец лет через 30-40, закончив работу, будет жить за счет накопившихся средств и процентов на них. Так появилась первая пенсионная услуга-  прообраз пенсионной пенсии.

Самая молодая из финансовых систем – пенсионная. По инициативе легендарного канцлера Бисмарка в Германии в конце ХIХ века   был принят Пакт поколений. Его суть – все работающие немцы отчисляют часть своих доходов в специальный фонд - «кормят» ветеранов. Так начала формироваться первая в мире обязательная государственная страховая система. Ей, а ее называют солидарной, распределительной, уже около 130 лет. Государство поддерживает Фонд серьезными дотациями, что сохраняет надежность и стабильность обеспечения ветеранов даже после воссоединения двух Германий.  Страховой тариф сейчас 19 процентов, выплачивают его поровну работник и предприятие. Действует   и частная система, тоже   поддерживаемая государством. Европейцы   завидуют устойчивости и эффективности страховой системы Германии, хотя у немцев не самые высокие пенсии. Расчетная   средняя пенсия 1230 евро, а реальные - даже меньше.  Немало граждан   получает 700-800 евро, что ниже среднего достатка. Но Германия   действительно социальное государство, которое никого не оставляет на произвол судьбы, она на третьем месте в мире по благополучию пожилых людей.

Опыт немцев в той или иной мере заимствовали большинство европейских государств. Среди них и Великобритания, шагнувшая далеко вперед   со времен промышленной революции.  У нее одна их старейших пенсионных систем мира – действует с 1908 года, претерпев немало изменений. Каждая из европейских стран выстраивает свое пенсионное обеспечение с учетом национальных экономических, организационных демографических особенностей и традиций. Общее для них-многофункциональность. Основа - государственное обязательное страхование, охватывающее до 90 процентов населения. Доля обязательного распределительного обеспечения – до 70 процентов пенсии по старости и свыше 40 процентов замещения прежней зарплаты. Ее дополняют корпоративные (профессиональные), индивидуальные накопительные пенсии.

У каждой из европейских пенсионных систем свои особенности, повторюсь, свои источники финансирования… и свои проблемы. В эти нелегкие для экономики времена правительства всех государств пытаются как-то урезать социальные, и, в частности, пенсионные расходы. Эти инициативы встречают массовый, организованный профсоюзами, отпор – массы солидарно отстаивают святая святых, свой достаток в старости. Основные политические партии, вынуждены считаться со своим главным избирателем.

Срочная переориентация.

Россия стремительно копировала опыт европейских пенсионных схем, пытаясь найти те, вписавшись в которые, удастся получить быстрый и сильный эффект. Если не догнать, то хотя бы приблизиться по обеспечению ветеранов. Но чужие одежды редко бывают впору – то жмут, то провисают. Тем более что, копируя европейские системы, не стремились их наполнить европейским содержанием. И получилось, те же формы, но их внутри пусто. Жизнь россиян немного короче, труднее, чем у европейцев. В монографии «Пенсионные системы и пенсионные реформы» (автор-составитель доктор экономических наук Оксана Дмитриева) есть таблица «Пенсии по старости и социальные пенсии в % от ВВП». Этот показатель у Австрии – 12; Бельгия – 8,1, Венгрия – 9,1, Германия – 9,1, Греция – 10,9, Италия –13, Франция – 12,3, Польша –10,8, Португалия –10,6, США – 6,1, Япония – 10,4, Норвегия –7,1. В среднем, по Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) доля пенсий – 7,3% ВВП. У России – 7,8% ВВП.  Это показатели по 29 странам, входящим в Организацию. Получается, тратим на ветеранов больше, чем другие страны, но обеспечиваем их гораздо хуже. Объяснение этому одно – неэффективная организация всей системы пенсионного обеспечения. По сути своей оно – сообщающиеся сосуды. Сколько в один нальется, столько из другого и выльется. Если четверть века государство упорно и последовательно перекрывает финансовые источники ПФР, сокращает страховой тариф, предоставляет многочисленные льготы по его уплате территориям, отраслям, компаниям, не борется с теневой экономикой, то он неизбежно становится дефицитным.

Один пример. В 2003 году 6% страховых сборов отдали на формирование накопительной системы. В 2005 году сразу на 8% снизили страховой тариф. Значит, у 32 миллионов ветеранов отняли 14% казны, из которой финансировали их довольствие. Государству пришлось срочно перечислить ПФР полтриллиона рублей. С тех пор и перечисляет безостановочно. В прошлом году трансферт составил уже три триллиона.  Этой цифрой оперируют экономический блок правительства и Центробанк, убеждая: так жить дальше нельзя. При всей бухгалтерской точности расчета он – обман, страшилка для общества. В действительности огромный дефицит пенсионного бюджета создан самим правительством.

Почему же нашим и МВФовским финансистам по сердцу пришлась именно австралийская модель? Она значительно дешевле европейских, затраты на нее всего около 5 процентов ВВП.  При этом Австралия входит в число 12 стран, где лучше всех живется пожилым людям. Наш журнал уже рассказывал об австралийской модели, поэтому коротко напомню. В стране две пенсии. Государственная, она оплачивается из бюджета страны, и предоставляется всем гражданам, достигшим 65 летнего возраста, не имеющим существенного дохода, собственности. Вторая пенсия – частная, обязательная накопительная. Тариф 18 процентов месячного дохода. Его пополам оплачивают работник и предприятие…

Финансовый блок правительства активно добивается начала реформирования пенсионной системы уже в будущем году. Объясняется это тем, что без реформы ПФР превратится в «черную дыру» федерального бюджета.  С такой оценкой не согласен министр Максим Топилин.

Максим Топилин: «В страховой системе не должно быть исключений».

(Из интервью телеканалу РБК).

– Говорить о дефицитности пенсионной системы большая ошибка. Она дефицитна только из-за наших решений. Иными словами – ее дефицит рукотворный. И обусловлен он не тем, что пенсионеров больше чем работников, демографией, а создан исключительно принимаемыми законами. Пенсионную систему вполне обеспечивают страховые взносы. Если убрать все трансферты, не связанные с выплатой пенсии, все трансферты по льготам, то никаких дотаций и не потребуется. Если бы не принимали решения о льготных ставках, о валоризации (надбавках советским пенсионерам), льготным размерам выплат отдельным категориям граждан, вывели бы досрочные пенсии из системы обязательного пенсионного обеспечения, не потребовались бы и трансферты. В страховой системе в принципе не должно быть никаких льгот…

Удивительна откровенность министра, которого нередко критикуют за неэффективность и несбалансированность пенсионной системы.

– ПФР зачастую выполняет не свои функции: администрует материнским капиталом, различными региональными выплатами к пенсиям, софинансированием региональных программ по строительству социальных учреждений. На все это нужны дополнительные деньги.

Государство разрешает некоторым работодателям платить во внебюджетные фонды меньше, чем другим. Например, территориям с опережающим развитием установлен тариф страховых взносов не 22, а 6 процентов от фонда оплаты труда.  По закону тарифы в ПФР 26 процентов, но каждый год правительство продлевает льготный тариф в 22 процента.  Это сразу минус 500 миллиардов рублей в год из ПФР. А еще тарифы в ТОРах, в свободных экономических зонах, для малого бизнеса, для IT-отрасли. Принимая решения о льготах правительство автоматически перечисляет средства для возмещения потерь пенсионной системы...

У ловких людей масса затей

Эта прямота замминистра сама по себе говорит о больших проблемах пенсионного фонда.  Но, судя по небывалой активности Минфина в продвижении новой системы, старая его мало интересует – уже подготовлена ее замена – ИПК, система индивидуального пенсионного капитала. Перестройка, вероятно, затронет не только накопления. Не исключена и замена распределительной пенсии на австралийские достойные «пособия по старости», о которых говорил Владимир Мау. Но вряд ли у России есть деньги на это.  Австралийское пособие для человека без стажа и страховых взносов значительно «солиднее» нашей средней пенсии, ради которой надо хорошо поработать лет 30.  Еще важнее пособие подкрепляется пакетам социальных льгот. Это – бесплатные медицина, лекарства, проезд на территорию штата.  Такого у нас нет и не будет.  А будет, скорее всего, 1,5-2 прожиточных минимума.  Повторится та же европейская история – хорошая форма при скудном наполнении.

Более своевременна и значима идея разделить страховую и накопительную пенсии.  Глава Центробанка Эльвира Набиуллина уверена «ИПК позволяет обеспечить среднему классу достойную пенсию. Прежняя система это не позволяла».  Давайте уточним, сколько же россиян в этом среднем классе. По данным Финансового университета при правительстве и Росстата: 2012 год – 18 процентов населения, 2013 – 18, 2014 – 14, 2015 – 10, 2016 – 7, 2017 – 5. А как быть остальным?  Доктор экономических наук Евгений Гонтмахер объясняет.

Те, кто получается более 50 000 рублей в месяц, могут попытаться накопить добавку к государственной пенсии. Таких сегодня 19 процентов населения. Остальные, как и прежде, будут жить на скромную государственную пенсию.

Хорошо зарабатывающие и раньше имели все возможности копить на свою вторую пенсию.  Если верить статистике, более 40 процентов населения участвуют в различных накопительных программах.  Общий объем накоплений около четырех триллионов рублей: в НПФ – 2,1 триллиона, в ВЭБе -1,8 триллиона, в УПК (управляющих компаниях) - 39 миллиардов.  Подавляющая часть этих средств – деньги, изъятые из страховых взносов, которые за 14 лет потеряли из-за инфляции едва ли не половину своей стоимости.

Еще раз процитирую Максима Топилина.

– За время (13 лет) формирования пенсионных накоплений НПФ уподобились финансовым пирамидам, которые не способны работать без постоянных новых влияний. Причем и работают они с низкой доходностью.

Тем более странно, что Минфин и Центробанк выстраивают свою ИПК на этих фондах. Только они будут иметь право работать с накоплениями россиян. В НПФ должны быть автоматически зачислены по умолчанию все работающие будущие пенсионеры. Но если кто-то из них вздумает выйти из системы – пусть пишет заявление. Такая вот демократия или финансовая коллективизация.  Коммерческие фонды давно мечтали стать монополистами на рынке накопительного пенсионного страхования. Невероятными усилиями и ловкостью выманивали «молчунов» из ПФР и ВЭБа.  И вот мечта, обещающая огромный финансовый капитал, сбывается.

В страховании примут участие государство и работодатели. Государство фактически будет удваивать вносимый взнос за счет уменьшения НДФЛ, работодатель добавлять еще половину взноса своего работника.  Федеральный бюджет вынужденно пойдет на серьезные издержки. По расчетам аналитиков «Ведомостей», бюджет может потерять при сегодняшнем количестве участников НПФ (30 миллионов) за два предстоящих года 146,2 миллиарда рублей.  Если в НПФ вольются и «молчуны» (еще 20 миллионов человек), то это обойдется в 243,8 миллиарда рублей. Добавлю, что и бюджет ПФР будет терять столько же из-за снижения страховых взносов. Правда, как быть с «молчунами» и их накоплениями еще не договорились.

Реальны ли планы, подготовленные в собственном финансовом кругу?  Скорее всего, да. Все документы по ИПК уже находятся в правительстве. По словам председателя комитета Государственной Думы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, депутаты получат законопроект осенью.  Минфин и Центробанк не оставляют выбора: или ИПК, или отказ от накопительной пенсии.

По мнению Алексея Кудрина, это приговор действующей системе.  Но он уверен: отказ от нее – стратегический просчет и большая ошибка.  Она охватывает большинство граждан и обеспечивает серьезный объем накоплений. При реорганизации многие из них можно потерять.

– Люди с доходами ниже 3 прожиточным минимумов, имеют средства только на текущее потребление, а таких примерно 60%. В итоге накопительная система охватит лишь треть россиян.

Руководитель фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов предупреждает: «На нас надвигается очередной пенсионный эксперимент».

Автор: Леонид Левицкий


27 ноября 2017 13.03